Paulina (poly_sonic) wrote,
Paulina
poly_sonic

Categories:
  • Mood:

За национальный вопрос (в который раз)

«Новая конституция, в которой были сделаны существенные изменения в подходе к национальному вопросу, была принята 28 июля 1937 г. Рассматривая конституцию 1937 г., надо учитывать те политические изменения, которые происходили в это время в Европе. Свойственные этому периоду тенденции не могли не повлиять на содержание нового основного закона. [...] По сравнению с конституцией 1920 г. текст основного закона в 1937 г. был существенно переработан, но основной принцип — равенство всех национальностей перед законом — сохранился.»

И в то же время: «В #22 новой конституции вопрос о языке обучения в школе разрешался таким образом, что обучение должно вестись на государственном языке. В школах и учебных заведениях для национальных меньшинств обучение ведется на языке этой национальности и на государственном языке на основании и в границах, определенных законом. Представители национальных меньшинств увидели в этом параграфе ограничение своих свобод. Если до тех пор в меньшинственных школах преподавание велось на родном языке, то теперь часть предметов должна была изучаться на эстонском языке.»

Курсив мой, понятное дело. А речь о Конституции Эстонской Республики 1938 года (в отрывке речь идет об одном из чтений). И еще один отрывок.
«Одним из характерных для 1930-х гг. явлений была кампания за эстонизацию имен и фамилий. В Эстонии 79 385 семей переменили фамилии. Среди них были и русские. Известно, по крайней мере, 4 458 случаев эстонизации типично русских фамилий на »-ов«, «-ова», «-ев», «-ева», «-ский». Формально смена фамилий была делом сугубо добровольным, но на практике это было не всегда и не везде так. Руководители русской общины справедливо отмечали, что хотя призывы к эстонизации фамилий и носят характер «пожеланий», однако за ними нередко стоит требование, даже принуждение..."

«Можно привести и немало других фактов, свидетельствующих о развернувшемся в 1930-е гг. процессе „эстонизации“ русских. [...] В 1930-е гг. была завершена полная эстонизация местных русских топонимов. Почти все русские деревни получили эстонские названия, причем русские названия запрещалось употреблять не только в официальных документах, но и на страницах печати: Олешницы превратились в Алайыэ, Князь-село — в Кунингакюла, Печоры — в Петсери, Изборск — в Ирборска и т.д.»

Из книги "Русское национальное меньшинство в Эстонской Республике (1918 — 1940)/ под ред. проф. С.Г. Исакова. Тарту, 2000. С.40-43. Цитирую для себя, чтобы не забыть и прочее. Но если хочется комментариев, то 1) вот так было не всегда, а настало только в 1930-е, до этого всем было примерно пофиг, какой ты национальности, 2) ох, какие похожие погремушки были у тех, кто ворочался за соседней перегородкой.
Tags: ajalugu, eesti, lingvistika, raamatud
Subscribe

  • С перепугу

    Покопалась тут в "урнах". Смотрите, цитата из Мариенгофа: «По всему городу расставлены плевательницы. Москвичи с перепуга называют…

  • Цитата, значит, дня.

    Ха-ха. Читать «Тошноту» сартровскую, оказывается, гораздо интереснее сейчас, чем когда-то там, на третьем курсе перед экзаменом.…

  • "Подстрочник"

    "Вообще мужество физическое - на войне, когда человек пересиливает страх перед пулями, или когда преодолевает боязнь и выходит на улицу, когда там…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments